Олдтаймер-Галерея открыта!
Ждем вас в Санкт-Петербурге.

Блокнот
29.06.2016
Визит англичанина
Конечно, писатели кокетничают, утверждая, что не знают, как их герой поведёт себя в конце повествования. И всё же, какое-то метафизическое влияния произведения на автора существует. В этом я убедился на собственном опыте, написав книгу о «Победе».

Подробности из жизни героев, неожиданные трактовки событий, новые уникальные фотографии всё продолжают и продолжают сыпаться на меня. Иногда кажется, их поток стал даже сильнее. Словно книга привела в движение некие неведомые силы.

В который уже раз я качу в Нижний Новгород, только теперь рядом со мной, на 13-м месте десятого вагона устроился Михаил Боттинг. Сын выдающегося конструктора-плазовщика Томаса Сирила Боттинга едет передать музею Горьковского автозавода предметы, принадлежавшие отцу.

Томас Боттинг, как написали бы в советское время, человек удивительной судьбы. И, кстати, таких как он, на Горьковском автозаводе в турбулентные 1940-е трудилось немало. Но если бы среди автозаводцев устраивали конкурс наиболее примечательных биографий, Томас Боттинг оказался в тройке лидеров.

А началась эта история в августе 1939 года. Именно тогда на ГАЗ прибыл английский коммунист, антифашист Джон Вильямс. На заводе все понимали, что его появление как-то связано с событиями в Испании, однако расспрашивать англичанина опасались – в те годы за излишнее любопытство можно было поплатиться. Однако вскоре по заводу распространился слух о том, что инструментально-штамповом цехе работает некий таинственный иностранец, который сам, без посторонней помощи освоил сложный американский станок. И сотрудники конструкторско-экспериментального отдела (КЭО) рискнули познакомиться. Это были Белкин и Кириллов – они знали английский.

Обнаружилось, что таинственный англичанин – конструктор-самоучка, да к тому же владеет методом разработки смежных пространственных форм на плоскости — сложной дисциплиной, позволявшей изображать на чертеже все изгибы автомобильного кузова. Для КЭО, где чем-то подобным пользовался один Кириллов, такой специалист стал бы чрезвычайно ценным приобретением. Главный конструктор Липгарт обладал особым – если не даром, то – настроем выуживать отовсюду ценных специалистов. Одним из них оказался и Джон Вильямс. Под таким псевдонимом воевал в Испании Томас Сирил Боттинг.

Рисковал ли Липгарт, принимая Томаса Боттинга в КЭО? Еще было свежо в памяти «автозаводское дело», по которому арестовали немало сотрудников-иностранцев. Пожелай районный начальник НКВД получить лишнюю шпалу в петлицы, Боттинга не спас бы ни факт сражения против фашистов в Испании, ни членство в коммунистической партии Великобритании с 36-го года.

С 10 августа 39-го Томас Боттинг работал в КЭО чертежником, а с 12 июля 40-го — уже конструктором автомобильных кузовов, несмотря на отсутствие диплома о высшем образовании. Именно Боттинг исправил допущенную конструкторами погрешность передних крыльев «Победы», когда из-за постоянной кривизны на довольно протяжённом отрезке световые блики расплывались по поверхности аморфным пятном. Крылья выглядели помятыми, словно на них посидел слон. Примечательно, что Боттинг взялся исправить этот недостаток по собственной инициативе.

В работе над поверхностью кузова ГАЗ-12 ЗиМ Боттинг участвовал уже в полной мере. А в 1951 году в «Машгизе» вышло пособие «Построение криволинейных поверхностей», которое Боттинг опубликовал под своим фронтовым прототипом Д. Вильямс. После того, как с ГАЗа «ушли» Липгарта Боттинг переводится на московский ЗиС – помогает создавать кузов ЗиС-111 «Москва». А вот дизайнер «БелАЗа-540» Кобылинский (а он был одним из старейших сотрудников Долматовского) вспоминает, что шеф привлекал Томаса Боттинга даже к разработке поверхности «Белки»!

Даже и не помню, как я вышел на родственников Томаса Боттинга. Или – они на меня вышли. Это всё эпопея с «Победой», которая тянется с незапамятных времён. Сначала – робкая брошюра, которую в 2001 году издал большой энтузиаст Александр Бушуев. Затем – в 2005-м – почти свершенная попытка издать полноценную книгу. В старые времена писатели по подобным случаям сокрушались: «Рассыпали набор!». И я поначалу – тоже. А вскоре уже рад был тому, что в последний момент издательство передумало. Потому что каждый шаг, каждая встреча, каждый новый факт приближали меня к истине. В какой-то из дней мы созвонились с Сандро Боттингом – одним из сыновей конструктора: «Есть фотография, на которой Ваш отец картинно рассматривает гипсовые модели будущих газовских машин. Большим фантазёром был главный заводской фотограф Добровольский!» Отправив пакет с фотографией – подумать только – на Канарские острова! – я счёл миссию выполненной. А потом вырос замысел рассказать о «Победе» через людей, так или иначе имевших касательство к этому выдающемуся автомобилю: через спортсменов, военных, артистов и писателей, и, конечно, конструкторов. Боттинг!!! С замиранием сердца полез в бумаги – неужели потерял клочок с телефоном? Записывал-то на жёлтом стикере-липучке, таких через руки прошли тысячи. (Понимаю, насколько фальшива интрига – не отыщи я стикер, сегодняшнего репортажа не было бы!)
Так я познакомился с Михаилом Боттингом, врачом-психологом национальной сборной Великобритании по кёрлингу. Он – сын от второго брака, родился в 1967 году в Москве. Между нами развился любопытный информационный обмен: с его стороны приходила бесценная информация из семейного круга, с моей – выписки из заводского архива и фотографии. Факты цеплялись друг за друга, как зубья шестерён в трансмиссии.
Их у меня сегодня не больше, чем в момент, когда по просьбе директора музея ГАЗа Натальи Витальевны Колесниковой я подготовил заметку о Томасе Боттинге в «Автозаводец». Поэтому я почти без подчисток помещаю отрывок из статьи в заводской многотиражке:

«Томас Боттинг родился 9 декабря 1915 года в Портсмуте – это крупный порт и военно-морская база Великобритании, в семье инженера-корабела Артура Боттинга. Старший брат Норман увлек юношу авиацией. По его совету Томас устроился в компанию по производству самолетов. В 1935-м самолет Miles М.5 Sparrowhawk, в создании которого участвовал и Томас Боттинг, победил в ежегодных гонках за Королевский кубок. Заказов у Phillips&Powis сразу прибавилось. Воодушевленный успехом, Томас погружается в профессию конструктора, стажируется на одном из берлинских авиазаводов. В этот период на успешную компанию обращает внимание могущественный завод Rolls-Royce. Его совет директоров предложил Боттингу получить высшее образование за счет фирмы с условием несколько лет отработать на нее. А Томас уже тогда внимал пламенным речам руководителя компартии Великобритании Гарри Поллита, мечтал о справедливости и всеобщем равенстве, поэтому перспективное предложение было отклонено. Работать на капиталистов, когда братья по классу сражаются за свободу в Испании?!

В начале 1938-го он проходит военную подготовку в тайном лагере боевиков-марксистов и уже в апреле — в Испании... Республиканские части этой страны были разбиты. 7 февраля 1939 года Томас Боттинг с греческим товарищем перешли французскую границу.

Бойцов-республиканцев французские власти разоружали и отправляли в лагерь Гюрс, спешно организованный у города По. За два месяца заключения Томас едва не умер с голоду. Он сбежал 12 апреля, благо охрана была не слишком строгой. А потом оказался в СССР. Ему крупно повезло: по линии Коминтерна в Испании воевали 589 членов братских партий. Когда все закончилось, генсек Коминтерна Георгий Димитров умолял центральный комитет ВКП(б) принять хотя бы триста человек — тех, кому на родине вынесены суровые приговоры. Так Томас оказался в Горьком».

Что хотелось бы добавить сейчас? Что лагерь Гюрс немцы в 1940-м превратят в концентрационный – и оттуда уже никто не сбежит. Что роль Томаса Боттинга в Испании остаётся нераскрытой: помогал собирать на мадридском заводе наши истребители и бомбардировщики, или занимался чем-то ещё? В Москве-то с новой работой в Радиокомитете ему помог старый фронтовой товарищ Кирилл Хенкин, который в Испании был… диверсантом!
Примерно так в книге «Победа и другие события» утвердилась целая глава о Томасе Боттинге. Но общение-то с сыном конструктора не прекращалось! Совместными усилиями мы выявили ошибку в подписи под фотографией, где у перкалевого биплана выстроились британские авиаторы. Единственный среди всех, у кого засучены рукава, был так похож на Томаса Боттинга! Я даже обрадовал энтузиастов с ресурса http://www.milesaircraftcollection.co.uk/ , что распознан один из создателей этой замечательной марки лёгких самолётов, некогда столь же известной, как сегодня – Cessna. Так вот, скорее всего, на снимке не Томас, а его старший брат Норман – классный лётчик. Норман Боттинг погиб во время дерзкой операции по уничтожению плотин в Рурской области в мае 1943 года (теги: www.dambusters.org.uk , operation Chastise, bouncing bomb) и был похоронен самими немцами недалеко от места падения самолёта.

И однажды Михаил Боттинг сообщил, что хотел бы передать в музей Горьковского автозавода несколько чертежей, выполненных его отцом. А потом нашлись и лекала – точь-в-точь такие, что не раз попадали в изобретательный объектив фотографа Добровольского. Заводские старожилы Владимир Никитич Носаков и Владимир Борисович Реутов внимательно разглядывали эти лекала: вот и номер на инструменте выцарапан, как положено. И у Владимира Никитича дома есть такое же лекало с номером. Мы пьём чай с тортом и фруктами в гостеприимном кабинете директора музея, и между нами нет совершенно никаких барьеров.

В программу нашего визита входило также знакомство с современной жизнью завода. Посещение предприятия вышло очень торжественным. Мы въехали на территорию через Главную проходную – по словам Владимира Борисовича Реутова, привилегия начальства и почётных гостей. По корпусу, где сегодня выпускают «ГАЗели Next», среднетоннажные «ГАЗоны Next» и «Садко», шасси для павловских автобусов «Вектор» и фургоны Mercedes-Benz Sprinter Classic, нас водил лично управляющий директор Горьковского автозавода Андрей Софонов. То, чему предстоит стать историей лет-так через тридцать, произвело на Михаила Боттинга сильное впечатление. Мы смогли убедиться, что коллектив уделяет повышенное внимание качеству продукции. Признаться, я сам был в этих цехах почти 20 лет назад, на запуске цельнометаллического фургона «ГАЗель». Произошедшие перемены поразили и меня. Идеальная чистота, система «Кайдзен», молодые приветливые рабочие в аккуратных спецовках. Особого внимания удостоился обновлённый торговый знак, который отныне получают не только «ГАЗели Next», но и продукция Курганского, Ликинского и Павловского заводов и других предприятий «Группы ГАЗ». Посмотреть, как менялся заводской товарный знак, можно здесь:

http://gazgroup.ru/about/news/news/?id=6818

Как сложилась дальнейшая судьба Томаса Боттинга? В 53-м он поступил в Горьковский политехнический институт. Однако оставаться в городе, где уже не было Липгарта, не имело смысла. Самостоятельный проект Боттинга – вариант будущей замены «Победы» под условным названием «Звезда» – новое начальство отклонило в пользу более очевидной «Волги». А в это время Заводу имени Сталина как раз потребовался специалист по построению поверхностей — там начинали работать над новым правительственным лимузином. Но перевод в столицу не принес Боттингу радости. Образец ЗиС-111 «Москва», над которым трудился англичанин, заказчик забраковал. Автомобиль напоминал любимый Сталиным Packard. Но вождь умер, а у новых хозяев Кремля вкусы были другими.
Тогда-то совершенно случайно Томас Боттинг и повстречал на улице Кирилла Хенкина. С подачи своего боевого товарища Боттинг устроился в редакцию иностранного вещания Радиокомитета СССР, она находилась в гигантском здании-корабле на Пятницкой улице. Родной английский, испанский в совершенстве и при этом приличный русский — настоящая находка для радио. Так для Томаса Боттинга началась новая жизнь. Он работал в Британской редакции диктором и журналистом. Получил известность очерками о людях труда. Спускался в шахты Донбасса, вел репортажи с майских демонстраций на Красной площади, занимался переводами на английский язык советских поэтов, в частности Корнея Чуковского и Константина Симонова.

В Радиокомитете СССР Томас Боттинг познакомился со своей второй женой — Ириной Михайловной Осипик, из семьи старых большевиков. Она работала в отделе писем. В марте 67-го у них родился сын Михаил.

Этот необыкновенный человек всегда верил в идею всеобщей справедливости, болезненно воспринимал перемены в мире. И даже перед смертью, в 1978 году, готов был отправиться в Никарагуа — защищать революцию.
В тот же год на экраны вышла детская музыкальная комедия «Новые приключения капитана Врунгеля» (Киностудия им. Горького, Ялтинский филиал, режиссёр Геннадий Васильев, автор сценария Александр Хмелик). В этом фильме можно увидеть… Томаса Боттинга, в роли зарубежного комментатора. В титры англичанина не поместили – водился за советскими режиссёрами такой мелкий грешок. Но осталась память о человеке, девизом которого вполне могли послужить заключительные слова главного героя фильма, Христофора Бонифатьича Врунгеля: «Только вперед, до тех пор, пока осталась в мире хотя бы одна нераскрытая тайна!»
Директор музея ОАО «ГАЗ» Наталья Витальевна Колесникова, бывший заместитель главного конструктора ГАЗа Владимир Никитич Носаков, бывший ведущий конструктор ГАЗа Владимир Борисович Реутов и Михаил Томасович Боттинг изучают чертежи Томаса Боттинга. Фото: Михаил Сорокин, ОАО «ГАЗ»
Владимир Никитич Носаков и сегодня мастерски читает любые чертежи.
Фото из семейного архива: Джона Артуровича Боттинга (именно так!) благодарят за отличную работу над ЗиМом.
Томас Боттинг – боец интербригад. Портрет датирован 13 апреля 1939 года, т.е., уже после того, как Боттинг сбежал из лагеря.
Не менее загадочное фото: Томас Боттинг в советской военной форме без знаков отличия. Достоверно известно, что в годы войны он находился в Мексике, где занимался обеспечением поставок к нам самолётов по ленд-лизу.
Первомайская демонстрация на Горьковском автозаводе в 1941 году. В середине – Анхелита, будущая первая супруга Томаса Боттинга. Она приехала в СССР вместе с группой испанских детей после прихода к власти Франко. У Анхелиты и Томаса родились близнецы Джон и Сандро.
Владимир Никитич Носаков удивляется, насколько деревянный макет КИМ-10-52 похож на настоящий автомобиль. А на втором снимке виден Александр Николаевич Кириллов, чьим методом построения криволинейных поверхностей на ГАЗе пользовались до появления Томаса Боттинга.
Вот оно, лекало, т.е., линейка с переменной кривизной. Тот редкий случай, когда в инженерной терминологии используется русское слово. Лекало происходит от «лякати», - гнуть, искривлять.
Маркировка помогала определять, каким именно инструментом выполнена та или иная кривизна на чертеже.
Михаил Боттинг в заводском музее ОАО «ГАЗ».
Управляющий директор Горьковского автозавода Андрей Софонов рассказывает о конвейерном производстве автомобилей.
С конвейера продолжают сходить проверенные временем среднетоннажники ГАЗ-3309 и ГАЗ-3308 «Садко» с несколько изменённым оформлением решеток радиатора.
Автомобильный вдох и выдох: на участок сборки доставили радиаторы системы охлаждения и элементы системы выпуска отработавших газов. Сегодня ГАЗ выпускает высококачественные системы выпуска на совместном предприятии с компанией Bosal. Кроме того, СП с другой титулованной маркой, Bulten, избавило ГАЗ от брака с нормалей.
Поначалу Михаил Боттинг подошёл к другой двери «ГАЗели-Next»: шотландец!
Современный автомобиль! Как Ford Transit!
Новой эмблемой пока оснащаются только цельнометаллические фургоны «ГАЗель-Next», однако вскоре она пойдёт на всех моделях.
Над товарным знаком работала студия DEZA (здесь – ролик о том, как, что и зачем делали: http://www.dezzza.ru/portfolio/371/) Та же студия обновила эмблему УАЗ.
На территории Нижегородского Кремля выставлена малоизвестная продукция Горьковского автозавода, а, точнее, предприятия «Атлант-Дельта», действующего на территории ГАЗа. Это – реплика знаменитой БМ-13 «Катюша» на шасси ЗиС-6, в антивандальном исполнении. Похоже на настоящий ЗиС-6, правда?
А этот БА-64Б (пояснительная надпись на стене – с ошибкой!) – настоящий.
А этот ГАЗ-67Б опять – репликар, из антивандального двухмиллиметрового железа. И фары – из цельного куска поликарбоната, неразбиваемые. Молодцы ребята Игоря Мазура! Кстати, японская производственная система «Кайдзен» действует и на этом предприятии, где трудятся всего около 120 человек.
А эта «полуторка» ГАЗ-АА настоящая… впрочем, нет. Я совсем запутался!
Счастливые обладатели книги «Победа и другие события», исправьте ошибку! Под фото на стр. 189 неверно сказано, что на снимке Томас Боттинг.
Это его старший брат Норман, благодаря которому Томас навсегда заболел авиацией. Валентин Сергеевич Кобылинский вспоминал, как Томас, работая в НАМИ, восхищался прилётом Хрущёва в США: Ту-114 – вот это самолёт!
Поделиться:
При использовании материалов ссылка на OLDTIMER.RU обязательна.
Точка зрения администрации сайта может не совпадать
с мнениями авторов опубликованных материалов.

Комментарии


Для добавления комментариев необходимо войти на сайт под своим логином.

Авторизация

об авторе
Денис Орлов
Автомобильный критик

В свое время был поставлен перед дилеммой, становиться автомобильным дизайнером или автомобильным журналистом, и до сих пор не знает наверняка, правильный ли сделал выбор. Отчасти поэтому род своей деятельности определяет как «автомобильный критик», анализируя развитие автомобиля из прошлого в будущее. Первую статью опубликовал в журнале «За рулем» в 1988 году. Сотрудничал с целым рядом изданий: «Автопилот», «Мотор», GQ и др., публиковался в американском Automobile Quarterly. С 1998 года — независимый автомобильный журналист. В соавторстве с Александром Пикуленко выпустил ряд аудиокниг об истории известных автомобильных марок.

популярное