Блокнот
24.11.2016
«Руссо-Балт» для господина Д.
В истории автомобилей Русско-Балтийского вагонного завода много тайн и загадок, но прошлое не так-то просто расстается с ними, заставляя немало потрудиться над их решениями. Сегодня на одну маленькую тайну станет меньше.

Если открыть журнал «Автомобиль» № 11 за 1912 год, то на странице 4360 можно обнаружить фото очень изящного дубль-фаэтона марки «Русско-Балтийский», о котором в подписи сообщается только, что «корпус построен по заказу г. Д.» и более ничего. Вот это фото. Но кто же этот загадочный господин Д?
Прошло сто лет. Летом 2012 года вышел третий номер журнала Rolling Wheels со статьей Станислава Кирильца и Дениса Орлова «Марка патриотов», а в ней — снова тот загадочный дубль-фаэтон господина Д., но в подписи к фото утверждается, что это экземпляр модели С 24/30 с номером шасси 24, который «мог принадлежать» Владимиру Фёдоровичу Джунковскому, московскому генерал-губернатору с 1908 по 1913 год. Вот и этот фрагмент.
Не будем останавливаться на небольших неточностях, например, Джунковский был расстрелян 21 февраля 1938 года, а никакого «перечня частных автовладельцев Москвы» никогда не существовало, издавался только список владельцев, где фигурировали и частные, и казенные машины, да и «Руссо-Балты» в Москве присутствовали, а займемся непосредственно самим автомобилем и личностью Джунковского.

На первый взгляд ничего странного: примерно по совпадению года и фамилии авторы статьи определили, что заказчиком дубль-фаэтона являлся Джунковский. Но аккуратно так написали, как будто подстраховываясь на будущее: «мог принадлежать». Однако, даже в таком виде информация разлетелась по интернету, а этот «Руссо-Балт» уже стал упоминаться как «автомобиль Джунковского».


Я уже проводил «разбор полетов» по двум фотографиям из статьи «Марка патриотов» – заметка называлась «Ошибочка вышла». Тогда она наделала много шума своей несколько скандальной подачей материала, но со временем шум поутих, а результат остался: оказалось, что одна фотография вообще не имеет никакого отношения к автомобилям РБВЗ, а вторая атрибутирована авторами неправильно. Всё это мне тогда удалось исправить. Сегодня настал черёд третьего снимка из той же статьи.

С чего начнем? Да с самого элементарного, до чего не догадались целых два автора одной статьи «Марка патриотов» — заглянуть в мемуары самого Джунковского! Они давно изданы, а найти их не составит большого труда. Вот что пишет сам Владимир Фёдорович о своем автомобиле:

«Я как раз перед этим приобрёл автомобиль Русско-Балтийского завода, и мне хотелось испытать, насколько будет пригодна русская машина для наших дорог. Мне для моих многочисленных поездок, а главное, когда приходилось сопровождать Государя, необходимо было иметь солидную выносливую машину».

Все верно — Джунковский пользовался автомобилем марки «Русско-Балтийский», но вот только описываемые им события относятся к лету 1913 года, когда он уже почти полгода как являлся командующим Отдельным корпусом жандармов и одновременно товарищем министра внутренних дел. Товарищ — в данном случае не друг или приятель, а должность, равная по полномочиям заместителю министра. Товарищ министра заведовал наиболее важными структурными частями министерства, а также выполнял отдельные ответственные поручения.

Вот у нас и обнаружилось первое несоответствие: фото дубль-фаэтона для господина Д. публиковалось в № 11 журнала «Автомобиль» за 1912 год, а Джунковский стал пользоваться «Руссо-Балтом» летом 1913-го. Допустим, что он мог получить в пользование автомобиль и на посту московского губернатора. Заглянем в список выпущенных заводом автомобилей — вот его первая страничка, а под номером 24 находим фамилию Джунковский. Автомобиль — тип С24, 3-й серии с кузовом «торпедо».
Но всё же — он или не он? Например, дату выпуска «торпедо» тип К из собрания Политехнического музея вычисляли сопоставляя заводской номер и свидетельства о наличии готовых шасси в цехе завода, а также учитывая стиль оформления кузова. Получилось, что автомобиль изготовили весной 1911 года. Но вот незадача: в документах Офицерской воздухоплавательной школы за тот год он не фигурирует, в отличие от находившейся на балансе итальянской Lancia, именуемой в документах как «Ланчио». Выяснением биографии «Руссо-Балта» из Политехнического музея еще предстоит заниматься, а сейчас вернемся к Джунковскому.

По такой логике «Русско-Балтийский» с заводским номером 24 должны были сделать для Джунковского году так в 1910 или 1911-м. Однако, это не так. Удалось найти документ о приобретении автомобиля с номером шасси 24, датированный 24 июля 1913 года!
Таким образом, «Руссо-Балт» из мемуаров Джунковского совпал с «Руссо-Балтом», упоминаемом в счете завода, но не совпал с дубль-фаэтоном из журнала «Автомобиль» и статьи «Марка патриотов». И дело не только в том, что год 1912-й. Не совпадает, например, упомянутый в счете «американский верх» — это никак не складной тент над задними сиденьями, да и переднего стекла у дубль-фаэтона господина Д. нет.
Сохранилась и подробная история эксплуатации «Руссо-Балта» № 24. Фигурирующую в счете сумму в размере 7000 рублей Владимир Федорович повелел уплатить частично — только 2500 рублей, которые отнесли на «секретную сумму Департамента полиции». Таким же способом оплатили и счет на 371 р. 20 к. за постановку сирены, две жестянки по 20 фунтов масла «Вакуум Ойл», четыре запасных камеры, две покрышки «Проводник» размерностью 880×120 мм, чехлы на американский верх и шину. Я не зря привожу здесь размер покрышек — кому-то эта деталь покажется незначительной, но в случае с «Руссо-Балтами» мелочей не бывает. Остальные 4500 рублей Отдельный корпус жандармов обязался выплатить заводу в 1914 году.
После поступления в Отдельный корпус жандармов «Русско-Балтийский» № 24 начал активно эксплуатироваться. Настолько активно, что уже 5 августа 1913 года для него пришлось купить три покрышки «Ёлка» фирмы «Треугольник» и три камеры. В августе Джунковский отправился в командировку в Крым — он по долгу службы занимался обеспечением охраны императорской семьи по линии Департамента полиции, но на юге «Русско-Балтийский» его разочаровал: сломался ножной тормоз, пришлось ставить новую пружину, разбирать и собирать два задних колеса, заменить одну свечу Bosch, помыть машину и почистить медь. Итого на 15 р. 35 к., работу выполнил «Французский гараж Ж. Жирар» в Ялте. Но Джунковский об этих приключениях с машной в мемуарах — ни слова. Только положительные эмоции:

«Я пробыл в Ялте 6 дней, в течение коих успел объехать в автомобиле с полковником Спиридовичем и ялтинским исправником Гвоздовичем все окрестности и места, где возможно было ожидать высочайшее посещение. Всюду было обращено внимание на места, требовавшие постоянного наблюдения. Таким образом, мы объехали на автомобиле весь нижний берег, посетили Кореиз, Алупку, Лимены, Симеиз, Новый Мисхор, Олеиз, Никиту, Кизилташ, Алушту, Профессорский уголок, Гурзуф, Козьмодемьянский монастырь, Лесничество, Куру-Узень, Ай-Петри, Бахчисарай. Весь Южный берег разделен был на районы, в каждом выработаны были планы охраны и наблюдения, но без стеснения обывателей. Эта поездка была поразительна по своей красоте, всем нам она доставила огромное наслаждение».

В октябре 1913 года Джунковский и его «Руссо-Балт» снова в командировке в Крыму, но на этот раз сразу два счёта за ремонт автомобиля. 1 октября чинили обод и спицы, а 9 числа — рулевое управление. Обошлось в 45 рублей, на этот раз ремонтировались в гараже «Курьер». А 19 апреля 1914 года «Руссо-Балт» снова очутился у Жерара: проблемы с передней осью, одно из колес пришлось делать заново. Счет вышел приличный — на 87 рублей 40 копеек.
А дальше — снова счета на покрышки, бензин, масло, тряпки, суточные шоферу, провоз автомобиля по железной дороге и прочее. Ездить приходилось много: Кишинев, Одесса, Орёл, Курск, Таруса, Можайск... К августу 1914 года на «Руссо-Балт» своего командующего Отдельный корпус жандармов израсходовал 1363 р. 37 к., но долг пока не возвращал. Еще 14 января Джунковскому докладывали о сумме 4500 рублей, но он «приказал пока приостановить оплату счета, так как еще не окончены переговоры с директорами этого Общества по поводу дефектов автомобиля».
Наконец, все урегулировали, и в деле появился новый счет на 8215 рублей 35 копеек, но уже на «Русско-Балтийский» с номером шасси 274. Предоставили Джунковскому другой автомобиль или же это просто ошибка — неизвестно. В списке выпущенных заводом автомобилей напротив шасси № 274 стоит прочерк. А в документе не фигурирует, например, сирена, которая есть в счете от 24 июля 1913 года. Еще в эту сумму посчитали и ремонт автомобиля на 874 рубля — судя по масштабу работ, ремонту подвергся активно эксплуатируемый Джунковским «Русско-Балтийский» № 24.
Долг в размере 5715 рублей Джунковский в итоге приказал выплатить, как всегда, зачислив расходы на «секретную сумму Департамента полиции». А уже 1 сентября Отдельный корпус жандармов купил покрышки у фирмы «Треугольник», но размерностью 935×135. Резина для «Руссо-Балта» размером 880×120 мм еще покупалась примерно до ноября месяца, а потом и вовсе исчезла из счетов... Что же случилось с «Руссо-Балтом»? Вот что по этому поводу пишет сам Джунковский:

«К сожалению, русская машина, которая мне сначала так понравилась, не оправдала себя на плохой дороге и оказалась неудовлетворительной. С разрешения военного министра удалось ее поменять в военно-автомобильной роте на прекрасную машину „Бентц“, которая по своим качествам была как раз пригодна для моих путешествий, а автомобильной роте она не подходила по числу своих сил. Эта машина и служила мне верой и правдой во всех моих многочисленных путешествиях до конца моего пребывания в должности товарища министра».
Упомянутый «Бентц» на самом деле не Benz, а Mercedes. Именно этот автомобиль попадается на всех фото с Джунковским времен войны. Его «Мерседес» заслуживает отдельного рассказа, а сейчас наступит самая интересная часть расследования.

В фотоальбомах Джунковского удалось найти фото его «Руссо-Балта». Вот он, на стерео-парах — дубль-фаэтон типа «торпедо» с американским верхом, лобовым стеклом и сиреной. Здесь на заднем плане виден монумент на месте батареи Раевского.
На этом снимке автомобиль сфотографирован у памятника кавалергардам и конной гвардии.
Когда же были сделаны эти снимки? Вариантов пока два. Если в 1913 году, то 26 августа, как об этом пишет сам Джунковский:

«В Москву я приехал 25 августа и рано утром 26-го выехал на автомобиле в Бородино на освящение памятника павшим французам, который был сооружен на том самом месте против Шевардинского редута, где в прошлом году была поставлена временная модель. Теперь она была заменена новым обелиском, привезенным из Франции, точной копией обелиска, погибшего вместе с пароходом Северного общества „Курск“ в проливе Категат. Вновь поставленный обелиск был из цельной глыбы бургундского гранита. По дороге меня застал ливень, и мой автомобиль застрял в грязи, я приехал в Бородино уже по окончании торжества, что мне было очень досадно».

Однако, на фото не видно, чтобы автомобиль был испачкан грязью, неизбежной при буксовании в дождь, поэтому вероятнее всего, что фотографии датируются апрелем 1914 года:

«28 числа я ездил в Бородино с членами Общества по охране памятников Отечественной войны, а на другой день в доме губернатора состоялось заседание Общества, на котором я сообщил, что имел счастье передать от имени Общества Государю альбом с фотографическими снимками с памятников в Бородине, что его величество повелел мне выразить благодарность Обществу и соизволил на возбуждение ходатайства о присвоении Обществу по охране памятников августейшего имени наследника цесаревича».

Но дальнейшая судьба «Руссо-Балта» расходится с версией, изложенной самим Джунковским в мемуарах. Нашелся один документ, датированный 15 сентября 1915 года, в котором говорится следующее: «По наведенной в Штабе Отд. Корпуса Жанд. справке автомобиль б. Товарища МВД Генерала Джунковского (открытый) находится в гараже Штаба без употребления». Вот и вся история.
Осталось только выяснить, кто же на самом деле этот загадочный господин Д., если не Владимир Федорович Джунковский, но первый шаг в этом направлении уже сделан. «Руссо-Балты» — тема сложная, целиком и сразу не дается.


В статье использованы документы и фотографии из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ) и Центрального государственного исторического архива (ЦГИА).
Поделиться:
При использовании материалов ссылка на OLDTIMER.RU обязательна.
Точка зрения администрации сайта может не совпадать
с мнениями авторов опубликованных материалов.

Комментарии


Для добавления комментариев необходимо войти на сайт под своим логином.

Авторизация

об авторе
Иван Баранцев
Журналист

Автомобильный журналист. Родился в Москве, учился на факультетах журналистики главных университетов страны — СПбГУ и МГУ. Публиковаться начал в 17 лет. Писал про всякую ерунду, пока в 2003 году не увидел журнал «Игрушки для больших», куда сразу же отправил пару опусов. С тех пор стал одним из ведущих автомобильных историков в России, заполнив своими статьями чуть ли не всю специализированную прессу. По словам одного из коллег, «в наше автомобильное прошлое мы смотрим глазами Ивана Баранцева». По собственную признанию, больше любит писать про людей, а не про машины, что с успехом делает в журнале «Автопилот». Обожает автомобили марки Mercedes-Benz, откровенно отдавая им предпочтение в своих статьях и доводя редакции до введения запретов на эту тему. На будущее обещает написать пару интересных книг, которые уже давно ждут от него с нетерпением.

популярное