Ретроспектива
21.01.2016
Месть «серебряной стрелы»
Чем сильнее сжималась пружина неотвратимой войны и чем меньше времени оставалось до неизбежной кровавой развязки, тем острее и жёстче становилось соревнование систем во всех проявлениях — и в идеологическом, и в культурном, и в техническом.
До того, как на поля выкатились танки, первыми на «поле битвы», пусть до поры и бескровной, но от того не менее драматичной, вышли конструкторы, инженеры и спортсмены-испытатели.
Бескомпромиссная схватка умов и технологий была необходимой прелюдией надвигающейся «войны моторов». К сожалению, в этой схватке мы не всегда одерживали верх над сильным и грамотным противником.
Когда в 1940 году советский ГЛ-1 установил всесоюзный рекорд скорости в 161,87 км/ч , немецкие болиды умели преодолевать барьер скорости в 300 км/ч...
Например, Auto Union Typ D в 1938 году развивал максимальную скорость в 340 км/ч — в два с лишним раза больше чем его советский соперник...
В 1938‑м, Typ D и правда представлял собой практически идеал гоночного автомобилестроения. 12‑цилиндровый V-образный (почти 500 сильный) мотор с двумя нагнетателями Ruts, 5-ступенчатая КП, гидравлические амортизаторы и новая кинематика рулевых тяг делала его непревзойденным гоночным болидом. Настоящей «серебряной стрелой».

Так что вполне символично, что именно этот автомобиль под управлением лучшего гонщика планеты Тацио Нуволари 3 сентября 1939 года поставил в Белграде последнюю победную точку в истории Золотой эры гонок Гран-при.

А потом была война... И на поля выкатились танки...

Когда в 1945 году фронт подошел к Цвиккау, где базировалась гоночная команда Auto Union, гоночные болиды спрятали в старую угольную шахту. Но автомобили нашли и в счёт репарации все 18 рекордных болидов Auto Union были вывезены в СССР и распределены по автозаводам и профильным институтам.
Несколько «Ауто-Унионов» были переданы и на Горьковский автомобильный завод, где был перед войной собран ГЛ-1.

Летом 1948 года заводской водитель-испытатель на одном из этих Auto Union Typ D и попытался побить союзный рекорд скорости 1940 года. Напомним — тогда ГЛ-1 разогнался до 161,87 км/ч.

Казалось бы — на автомобиле, который легко преодолевает 300 км/ч, это будет довольно просто. Однако для эксплуатации Auto Union не хватало ни опыта, ни запчастей. Все чертежи и техническая документация остались в Германии, так что даже состав топливной смеси оставался тайной за семью печатями.
С большими усилиями многочисленные технические трудности удалось кое-как преодолеть, и автомобиль был поставлен на ход. Рекордный заезд запланировали провести на Московском шоссе в рамках мотогонок на приз имени Чкалова, после окончания их основных заездов.

К сожалению, такая трасса оказалась совершенно не подходящей для скоростей в три сотни километров в час. Московское шоссе было в то время совсем нешироким, а по сторонам узких обочин с обеих сторон протянулись кюветы. К тому же зрители, привлеченные видом необычного автомобиля, перебрались через кюветы и столпились прямо на краях дороги.

Предполагается, что именно из-за этого гонщик резко сбросил газ, и «Ауто-Унион», мгновенно потеряв сцепление с дорогой, вылетел в канаву. Водитель чудом остался жив, получив многочисленные переломы и сотрясение мозга. К сожалению, беспорядочно кувыркавшийся автомобиль убил на месте двенадцать человек, еще шестеро позже скончались в больнице от полученных травм.
А уже 27 декабря 1948 г. вышло постановление ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР «О дальнейшем развитии физкультуры и спорта в СССР», в котором, помимо прочего, запрещалось использование иностранной автомобильной и мотоциклетной техники в соревнованиях.

Некоторые историки считают именно аварию и гибель людей предлогом для такого запрета. Впрочем, причина могла быть и другой. В то время как раз проводилась кампания по борьбе с «низкопоклонством» и «космополитизмом», да и собственный автоспорт и автомобильных конструкторов надо было поддерживать. В те времена власти еще хорошо понимали, что рекордные болиды это не только престиж страны — но и главный испытательный стенд передовых технических решений...
Как бы там ни было — именно 1948 год стал переломным моментом в развитии отечественных спортивных автомобилей. Впереди советский автоспорт ждали новые рекорды и новые интересные машины.
При использовании материалов ссылка на OLDTIMER.RU обязательна.

Комментарии

0
look
Вкрались ашипки.
Компрессорная фирма братьев Рутс пишется "Roots blower".
Silberpfeil (серебряная стрела) -- в первую очередь Мерседес. К Ауто-Унион как-то не прилепилось это имя.
На фото с двускатными задними колёсами машина Тип C/D 1939 года (16-цил. мотор от Typ C с одним компрессором на шасси Typ D).
0
shelby500
Любопытная история. Хотя думается, что если бы на ГЛ-1 поставить фордовский V8 c компрессором то тоже можно было бы разогнать до 320 км/ч. Но только на соляном озере.
0
S_Iones
Так писать нельзя! Что это за безымянный гонщик, что так неосторожно сбросил газ и не справился с управлением немецким болидом? Рассказывать историю и даже не помянуть фамилию главного героя - даже не халтура, а просто позор!

Тем неудачливым пилотом был инженер-испытатель ГАЗа Леонид Соколов! Он тоже, как и испытатель ГЛ-1 Аркадий Николаев, жил под Горьким в Великом Враге. Перед войной Соколов и Николаев бок о бок обкатывали первые в стране полноприводные машины Виталия Грачева на крутых вражских косогорах. Причем Соколов ездил на известном легковом ГАЗ-61, а Николаев на забытом историками ГАЗ-62, коротком шасси для бронемашин, покрытом кабиной и кузовом полуторки. Есть снимок, где Соколов и Грачев по клено в воде тянут трос к застрявшему ГАЗ-61.

Есть фотографии Добровольского, где запечатлены последствия аварии: перевернутый Ауто-Унион, милицейский мотоцикл, в который он врезался, сапоги убитого милиционера, лежащие под ногами у зрителей тела, на обочине - Эмки и ГАЗ-67, в заднюю дверь одной Эмки грузят что-то похожее на ребенка. ВОТ ГДЕ ВОТ ЭТО?

А потом, уже после аварии весной 1949-го Соколов... поехал через пол-страны, как представитель КЭО ГАЗ на государственных испытаниях автомобилей Москвич. Причем, Соколов был водителем одной из двух шедших в колонне Побед с номером 1, той что шла во главе колонны пробега! Человек, побывавший в такой жесткой аварии вскоре поехал в официальный большой пробег за рулем головной машины!

Конструктор ГАЗа Владимир Борисович Реутов рассказал продолжение истории. Потом Соколов занял ответственный пост на заводе - командовал ключевым подразделением, отвечавшим за отношения ГАЗа с заводами-смежниками.

И кривая мистическим кошмаром догнала Соколова - он погиб, второй раз попав в ту же роковую яму. Он возвращался из Москвы в Горький пассажиром служебной машины с шофером. Они вышли на встречку лоб в лоб с другой легковой машиной. Год, модели машин и более точные обстоятельства мне неизвестны.

Для добавления комментариев необходимо войти на сайт под своим логином.

Авторизация

15.10.2013 Мундштук
20.08.2013 Volvo Amazon
Все статьи