Блокнот
01.07.2019
Немой свидетель давней трагедии (к столетию советского кино 1919-2019 гг.)




«Важнейшим из всех искусств

для нас является кино»


В.И. Ленин

Официальной датой основания советского кинематографа считается 27 августа 1919 года, когда Совнарком принял декрет о национализации кинодела в Советской России. Впоследствии этот день стал отмечаться как День кино (ныне День российского кино).

Как всем известно, автомобили, мотоциклы и другие технические устройства наряду с кинозвездами зачастую становились фактически главными героями кинофильмов. Вспомним, например, знаменитый автомобиль DeLorean DMC-12 из кинотрилогии «Назад в будущее» или, напичканные гаджетами автомобили различных марок из шпионской «Бондианы», главным из которых, конечно-же является знаменитый Aston Martin DB 5.

Естественно, советский кинематограф также не мог обойтись без использования автомобилей и мотоциклов для создания художественных образов, тем более, если речь в картине шла непосредственно про историю советского автомобилестроения.
Многие любители и знатоки нашего кинематографа знают об имевшем в свое время оглушительный успех советском кинофильме «Директор», рассказывающем о становлении отечественной автомобильной промышленности в 1930-е годы. Главную роль в картине сыграл актер Николай Губенко, ставший впоследствии министром культуры СССР. Еще более продвинутые киноманы осведомлены, что первоначально на эту роль был утвержден другой легендарный актер советского кино — Евгений Урбанский, и именно он начал сниматься в 1965 году в так и неоконченной версии картины.
К несчастью, участие Урбанского в этой киноленте закончилось его трагической смертью. В результате вся работа над фильмом была немедленно свернута, а снимавший его режиссер Алексей Салтыков на полтора года вообще был отлучен от кино. В ходе следствия по факту гибели Урбанского компетентные советские органы вынесли вердикт — «несчастный случай». С этого момента Госкино строго запретило самим актерам участвовать в трюковых съемках, и в отечественном кинематографе официально утвердилась профессия каскадера.

Позднее, в 1969 году, режиссеру все же удалось добиться возобновления работы над фильмом. Делался он по тому же сценарию, но это уже была уже совсем другая картина. Ни одного кадра из первого варианта в него не вошло. Сменился не только исполнитель главной роли, но и весь актерский состав. Партнерами исполнителя главной роли — Николая Губенко стали Борис Кудрявцев, Светлана Жгун, Федор Одиноков, Всеволод Шиловский, Владимир Седов и др.

Из архивных материалов мне стало известно, что для съемок первой версии картины киностудия «Мосфильм» запросила у Политехнического музея несколько автомобилей, в том числе и две машины «ГАЗ—А», одна из которых и принимала участие в съемках того самого рокового эпизода, ставшего последним в жизни великого артиста Евгения Урбанского. Но было очень интересно поподробнее разобраться в этой истории, и проследить судьбы машин, тем или иным образом задействованных в фильме.

Более тщательное изучение всех имеющихся в архиве документов, позволило составить практически полную картину исторических перипетий, связанных со съемками автомобилей из коллекции Политехнического музея, а также определить, какая конкретно машина участвовала в том роковом эпизоде.
Итак, все по порядку.
Обращение в Политехнический музей от киностудии «Мосфильм» поступило в марте 1965 года. В нём киностудия рассказывает о начале работы над фильмом «Директор» и просит у Политехнического музея предоставить автомобили для съемок. В письме киностудия также гарантирует обеспечить целостность и сохранность всех машин. Уже здесь проглядывает некоторое лукавство. Интересно, каким образом они могли обеспечить целостность и сохранность автомашин, заранее зная, что за нагрузки им предстоит выдержать, согласно сценарию.

В ответ на это письмо музей соглашается предоставить автомобили киностудии, но с соблюдением целого ряда условий, с которыми можно ознакомиться, прочитав письмо музея от 16 апреля 1965 года в адрес киностудии «Мосфильм». Киностудия брала на себя обязательство еще до съемок предварительно произвести за свой счет реставрацию передаваемых ей машин с привлечением крупных ремонтных заводов под контролем представителей музея. При этом проведенный ремонт не должен был отразиться на исторической подлинности экспонатов и ни один агрегат, узел или часть машин не мог быть заменен агрегатом, узлом или частью других машин.
Как покажет дальнейшее развитие событий, практически ни одно из описанных условий киностудией не было выполнено. Автомобили подверглись неквалифицированному ремонту и безжалостной эксплуатации во время съемок, приведших к печальным последствиям для техники и трагической развязке для людей.

Но вернемся к последовательному описанию событий, сухо отраженных в имеющихся документах.
Условия, на которых Политехнический музей был готов предоставить автомашины для съемок, в итоге были зафиксированы в договоре № 32 от 8 апреля 1965 года. Интересно, что помимо двух автомобилей «ГАЗ-А» и одного автомобиля «АМО-Ф-15», в договоре был прописан еще ряд машин. Однако, из всех последующих документов следует, что в действительности киностудии фактически было предоставлено только три машины: те самые два «ГАЗ-А» и один грузовик — пожарный «АМО-Ф-15». Передача двух «ГАЗ-А» зафиксирована в акте № 2881от 27 апреля 1965 года.
Передача осуществлялась на основании доверенности, выданной киностудией «Мосфильм» на имя Райх Я.З.
Акт на передачу «АМО-Ф-15» в архиве не сохранился, но имеется акт его возврата № 3058-а от 29 марта 1967 года, из которого становится ясно, что фактически целых два года автомобиль хранился на киностудии под открытым небом, продолжая разрушаться, что опять же является грубейшим нарушением договора.
Впоследствии автомобиль был частично отреставрирован силами Политехнического музея. Кстати, в марте 2018 года он принимал участие в XXVII «Олдтаймер-Галерее» Ильи Сорокина в рамках экспозиции пожарной техники.
Что касается двух автомобилей марки «ГАЗ-А», то они были возвращены музею раньше. В данном случае как раз наоборот, не сохранился акт возврата. Зато в архиве имеется гневное письмо директора Политехнического музея Козлова Г.П. от 27 октября 1966 года, в котором он сообщает о грубых нарушениях киностудией условий договора и просит приобрести для музея два подлинных образца автомобиля той же марки в оригинальной комплектации. Автомобили же, использовавшиеся киностудией при съемках, предлагается вернуть обратно в ее адрес.
Далее в переписке следует некоторое затишье и только второго декабря 1967 года Политехнический музей направляет «Мосфильму» новое письмо, из которого следует, что киностудия была готова оплатить расходы на приобретение музеем двух аналогичных автомобилей. Но все потенциальные продавцы подобной техники хотели получить в обмен на свои машины автомобили современных марок, что не представлялось возможным. В этой связи музей обращается к киностудии осуществить ремонт своими силами хотя бы одного автомобиля «ГАЗ-А», принимавшего участие в съёмках.
Но видимо эта просьба киностудией «Мосфильм» также была проигнорирована. И здесь история вновь приобретает неожиданный поворот. В 1967 году киностудия «Ленфильм» приступила к работе над печально известным «полочным» фильмом «Интервенция» с Владимиром Высоцким в главной роли. По всей вероятности для съемок фильма понадобились старинные автомобили. Видимо режиссер не очень заморачивался на тему того, что автомобили «ГАЗ-А» не соответствуют эпохе, показанной в фильме. Во всяком случае, в результате переговоров с «Ленфильмом» родился еще один проект договора от 1967 года, на основании которого предполагалось, что киностудия отремонтирует автомобиль без нарушения первоначальной заводской конструкции агрегатов и исторического вида автомобиля. При этом стоимость ремонта фактически послужит компенсацией музею за использование экспоната при съемках картины.
Но, по всей вероятности, окончательно этот договор так и не был подписан, а при внимательном просмотре кинофильма «Интервенция» можно заметить, что машин марки «ГАЗ-А» в нем все же не задействовали. Да и вообще, некий праворульный автомобиль, напоминающий Rolls-Royce Silver Ghost, ненадолго появляется в кадре только в двух маленьких эпизодах. При этом создается впечатление, что, по крайней мере в одном из них, была использована не настоящая машина, а масштабная модель.

Но все-таки судьба распорядилась так, что в конце концов один из многострадальных автомобилей был отреставрирован. В образе Доброго Самаритянина для Политехнического музея в данном случае выступил «Главмосавтотранс», который в апреле 1967 года обратился к руководству музея с просьбой предоставить для участия в параде автомобилистов города Москвы 4 июня 1967 года автомобили старых выпусков «ГАЗ-А» и «ГАЗ—АА», нуждающиеся в ремонте.
В письме сразу же предлагалось произвести ремонт этих автомобилей силами подведомственной организации — гаража 8-го автокомбината «Мострансэкспедиции». В результате данного сотрудничества вышеперечисленные автомобили были отреставрированы, что и было зафиксировано в акте № 3061 от 22 апреля 1967 года.
Но нам оставалось выяснить, на каком именно автомобиле разбился актер Евгений Урбанский при съемках фильма. Окончательную ясность в этот вопрос внес опять же передаточный акт № 3061. В нем четко сказаны, что у автомобиля с инвентарным музейным номером 10720 «Мосфильмом» были установлены неоригинальные детали. В том числе задний мост, рессоры и колеса в сборе от ГАЗ-М-20.

По воспоминаниям же участников съемок, один ГАЗ-А с «родными» колесами на спицах снимали в крупных планах и проездах, а для трюковых съемок применялся «дублер» машины с более мощным (и тяжелым) двигателем и дисковыми колесами. Евгений Урбанский погиб 5 ноября 1965 года как раз во время трюковых съемок, находясь на переднем пассажирском месте. За рулем машины в этот момент был опытный водитель Юрий Марков, который остался в живых.
Сопоставление данных фактов и содержания акта от 22 апреля 1967 года однозначно говорит о том, что в гараже 8-го автокомбината «Мострансэкспедиции» отремонтировали и привели к исторически достоверному виду именно эту машину. Она и находится в настоящее время в коллекции Политехнического музея все с тем же учетным номером 10720, являясь немым свидетелем трагедии более чем пятидесятилетней давности.
Остается лишь добавить, что в 1969 году для съемок второй версии фильма «Директор» с Николаем Губенко в главной роли, автомобили из коллекции Политехнического музея уже не привлекались.
Поделиться:
При использовании материалов ссылка на OLDTIMER.RU обязательна.
Точка зрения администрации сайта может не совпадать
с мнениями авторов опубликованных материалов.

Комментарии


Для добавления комментариев необходимо войти на сайт под своим логином.

Авторизация