Блокнот
27.12.2016
Три истории
При советской власти со старой техникой особо не церемонились – люди строили светлое будущее, а не чахли над старым хламом, который пионеры вдобавок еще и норовили сдать в металлолом. Поэтому до нас дошли лишь единицы из автомобилей дореволюционного периода, да и из 20-х годов – не больше. Среди них – три «Роллс-Ройса», уцелевшие в нашей стране, несмотря на все перепетии ХХ века. Все три – благодаря тому, что имели отношение к вождю революции – Владимиру Ильичу Ленину.

Но вот незадача: «Роллс-Ройсы» сохранились, а вот их подлинные биографии до недавнего времени были неизвестны. И только проведенная в течение 2016 года работа с документами в Государственном архиве Российской Федерации, а также контакты с Rolls-Royce Enthusiasts` Club позволили, наконец, установить, настоящее происхождение и главные вехи в истории этих автомобилей.
Самый известный ленинский Rolls-Royce – экземпляр №17KG с кузовом «торпедо» работы ателье Barker, демонстрировавшийся при советской власти в Центральном музее В.И.Ленина. Автомобиль-икона – рядом с этим «Роллс-Ройсом» торжественно принимали в пионеры, изображения машины печатали на открытках и даже в некоторых биографиях его «вечно живого» пассажира. Именно о нем слагались самые немыслимые легенды. Например, как генсек Андропов по ночам приезжал в музей, надевал пальто Ильича, садился в «Роллс-Ройс» и его катали по коридору.

О происхождении автомобиля тоже сочиняли разные сказки. Поначалу ходила байка, что Rolls-Royce раньше принадлежал великому князю Михаилу Александровичу – тому самому, в чью пользу отрекся Николай II. Поводом для нее мог стать тот факт, что похожий «Роллс-Ройс» у младшего брата последнего русского царя действительно был – «торпедо» с номером шасси 2429, изготовленное французским кузовным ателье Mühlbacher в 1912 году. Возможно, сбила с толку внешняя схожесть: и у Баркера, и у Мюльбахера кузова типа «торпедо» делались со скругленными бортами.
В позднесовесткое время рассказы про великого князя сменились признанием того факта, что Rolls-Royce для Ленина приобрели уже при советской власти. В посвященных автомобилю статьях назывались различные даты выпуска: 1920, 1921, 1922 и даже 1923 годы. Лев Михайлович Шугуров так обосновывал появление автомобилей этой марки в кремлевском гараже: «Естественно, для обслуживания членов правительства молодой Республики Советов из разнокалиберного автомобильного парка страны отобрали наиболее сохранившиеся, самые надежные и выносливые, а "роллс-ройсы" уже тогда имели репутацию машин высокого класса». И даже о приобретении «Роллс-Ройса» в Великобритании Лев Михайлович написал уклончиво: «поступил в гараж Совнаркома». Только в 1990 году в журнале «За рулем» Шугуров со ссылкой на итальянского журналиста Джузеппе Дикорато сообщил, что Rolls-Royce для автобазы Совнаркома приобрели 11 июля 1922 года в виде шасси за 1850 фунтов стерлингов. Но правда ли это? Ведь в той же статье о другом ленинском «Роллс-Ройсе» сообщаются данные, которые не соответствуют действительности.
Чтобы окончательно поставить точку в истории с 236-м «Роллс-Ройсом», я обратился в британский Rolls-Royce Enthusiasts` Club, откуда довольно быстро пришел ответ: администратор клуба Шэррон Блэнд (Sharron Bland) сообщил мне, что автомобиль с заводским номером 17KG был заказан советской делегацией 11 июля 1922 года, а 17 августа шасси отправилось в кузовное ателье Barker для постройки кузова. Как оказалось, изложенное в статье Шугурова – правда, так что теперь уже никаких вопросов по дате закупки «Роллс-Ройса» нет.
Зато они есть по городскому номеру 236. Жестянка с такими цифрами висела на «Роллс-Ройсе» в начале 1923 года, согласно ведомости об эксплуатации автомобилей Гаража особого назначения. В 1922 году у «Роллс-Ройса» с личным номером 50 был знак с цифрами 4372, а в июле 1923 года – 2635. Связано это с ежегодной переменой номерных знаков – процедурой, объединенной с техосмотром и уплатой налога. Почему при реставрации «Роллс-Ройса» на ЗИЛе в 1959 году выбрали именно номер 236 – неизвестно. Как пока что неизвестно, действительно ли «Роллс-Ройс» с номером шасси 17KG – это автомобиль с внутренним номером 50. Все это еще только предстоит узнать, а истории 236-го еще будет посвящена отдельная статья на сайте.
Второй официальный ленинский автомобиль – Rolls-Royce с движителем Кегресса, находящийся в экспозиции музея-заповедника «Горки Ленинские». Его заводской номер – 79YG. История происхождения автомобиля и превращения его в автосани подробно изложена в двух моих статьях – найти их можно на сайте журнала «Автопилот» и здесь.

Но даже после того, как было обнаружено и опубликовано столько фотографий и документов, все равно находится что-то новое. Например, такая переписка между председателем Совнаркома, его шофером Гилем и помощником управляющего делами СНК Мирошниковым: Ильичу советуют не отдавать «Роллс-Ройс» на советский завод, чтобы не уродовать машину.
На деле же оказалось, что это ленинский шофер выступал против этого и даже пошел на откровенный подлог. На письме Мирошникова председатель СНК начертал резолюцию: «Гиль выдал за мое пожелание свои планы. Если Вы столковались и созвонились, то значит, все улажено. Впредь буду направлять Гиля прямо к Вам».
И хоть речь здесь идет всего лишь о переделке кузова в 1921 году, документ все же интересен тем, что показывает отношение к отечественному кузовостроению. Но судя по тому, что на бывшей экипажной фабрике Ильина оснастили кузовами несколько закупленных в Великобритании «Роллс-Ройсов» и «Нэпиров», то предубеждение против русских заводов было сломлено.

Прояснился в истории автосаней и еще один момент. Все тот же Шэррон Блэнд из Rolls-Royce Enthusiasts` Club внес окончательную ясность и в вопрос о том, в каком виде в СССР отправили Rolls-Royce с заводским номером 79YG. Сомнения оставались из-за того, что в документе фирмы упомянут тип кузова – шестиместный турер, что давало повод для предположения, что при покупке АРКОСом автомобиля он уже имелся в наличии. На самом деле, купили только шасси с мотором и комплектом деталей, заказанное 28 сентября 1922 года и отправленное 13 декабря в Ист-Индиа Док для погрузки на пароход, следующий в Петроград – это более точная информация, так как даты в моих прежних заметках об автосанях перепутаны.

Дальнейшее уже известно. Прибывшее в Москву шасси 79YG отправили на 4-й Государственный автомобильный завод – бывшую экипажную фабрику Ильина, где на нем установили открытый кузов. Готовый «Роллс-Ройс» отправили в Гараж особого назначения – обслуживать Ленина и его родственников. После смерти Ильича число обслуживаемых ГОНом лиц увеличилось: в рапорте от 20 мая 1924 года на имя нового председателя Совнаркома Алексея Ивановича Рыкова начальник автобазы сообщал, что особый гараж обслуживает Марию Ильиничну, Надежду Константиновну, Анну Ильиничну, Дмитрия Ильича, Николая Ивановича Бухарина, тов. Сталина, А.И.Рыкова и проф. Гитье. В этом же рапорте упоминается, что в ГОНе на тот момент числилось восемь «Роллс-Ройсов».

С 1923 по 1928 год Rolls-Royce с заводским номером 79YG существовал в колесном варианте, а в декабре 1928 года его переделали в автосани путем установки движителя Кегресса, причем, все работы выполнила автобаза Совнаркома. Автосани не только работали в Гараже особого назначения, но еще и участвовали в пробегах, пропагандируя подобный вид зимнего транспорта. А когда создавался музей Ленина в Горках, то «Роллс-Ройс» отправили туда, где он до сих пор и стоит, практически безвыездно и в полностью первозданном виде с родной краской и обивкой салона.
Но есть еще и третий «Роллс-Ройс» Ильича, о котором известно меньше всего – экземпляр с номером шасси 40YG, хранящийся в запасниках Музея истории Санкт-Петербурга. Эпиграфом к судьбе этого автомобиля мог бы стать анекдот про пьяницу, который в зоопарке залез в вольер к ослу, схватил его за уши и зарыдал: «Бедный зайчик, что с тобой коммунисты сделали!»

История этого «Роллс-Ройса» собралась из разных источников – документов автобазы СНК, альманаха «Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга» и информации от Rolls-Royce Enthusiasts` Club. Полученная картина мира заставила ужаснуться – такие испытания редко выпадали на долю автомобилей марки Rolls-Royce. О том, как шло расследование, можно прочитать в статье из журнала «Автопилот».

Началось все с установления даты заказа. От Rolls-Royce Enthusiasts` Club пришли сведения, что шасси 40YG приобрело 19 октября 1922 года акционерное общество АРКОС – All Russian Cooperative Society Limited. 13 декабря – в тот же день, что и шасси 79YG, «Роллс-Ройс» отправился в Ист Индия Док для погрузки на пароход. Тоже в виде голого шасси без кузова. Нынешний владелец автомобиля – Музей истории Санкт-Петербурга – уже проводил исследование истории «Роллс-Ройса», но многое из того, что изложено в альманахе «Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга» не соответствует действительности. Хранитель экспоната Владимир Михайлович Сыров при написании статьи для альманаха, видимо, общался с историком марки Rolls-Royce Джоном Фазалом, который, и предположил, что отправленные в СССР автомобили (и 79YG, и 40YG) получили кузова работы ателье Windovers. Но это не так.

Оба «Роллс-Ройса» прибыли в Москву и сразу же отправились на бывшую фабрику Ильина, только вот на шасси 40YG сделали кузов типа «лимузин». Вот акт от приемке работ от 2 мая 1923 года – основополагающий документ в истории машины, обнаружение которого в Государственном архиве Российской Федерации позволило разобраться со всеми хитросплетениями в жизни «Роллс-Ройса».
С 1923 по 1929 год «Роллс-Ройс» №40YG эксплуатировался в Гараже особого назначения, а затем его по примеру 79YG решили переоборудовать в автосани. Но вот незадача – кузов широкий, гусеничный блок при артикуляции цеплял бы его за края. И тогда закрытый кузов сняли, заменив его на открытый – его мы и видим на «Роллс-Ройсе» сегодня. Где его изготовили – пока загадка, но с большой долей вероятности – на фабрике Ильина.

Наверняка, оба снегохода потом вместе и отправили в Горки Ленинские, но для экспозиции оставили только один «Роллс-Ройс» – тот, что с номером 79YG. «Сороковой» же на какое-то время исчез и объявился только в 1964 году на «Ленфильме». В Ленинград он прибыл как снегоход – с лыжами и гусеницами, но в таком виде киностудии оказался не нужен. Автосани отправили на 1-й Ленинградский авторемонтный завод, где «Роллс-Ройс» поставили обратно на колесный ход, правда, с использованием мотора, трансмиссии и подвески от грузовика ГАЗ-51.
Снятый движитель Кегресса вместе с родным роллс-ройсовским мотором честно вернули на киностудию – они до 90-х годов хранились на автобазе «Ленфильма» в Сосновой поляне, пока их не уничтожили. В обновленном виде «Роллс-Ройс» начал сниматься в кино. Так, в ленте «Шестое июля» он играл сам себя, то есть автомобиль Ленина: утомленный подавлением эсеровского мятежа, предсовнаркома в финале картины садится в машину и едет гулять в лес.
Но потом историческую значимость автомобиля все же признали. 30 декабря 1965 года «Роллс-Ройс» приняли на постоянное хранение в Ленинградский филиал Центрального музея В.И. Ленина в Мраморном дворце, а оттуда он после развала СССР попал в Музей истории Санкт-Петербурга, где и находится сейчас. В 2006 году экспонат вытащили из хранилища и ненадолго показали в стеклянном «аквариуме» на территории Государева бастиона Петропавловской крепости. Сейчас он опять спрятан в хранилище, а когда его покажут публике снова – неизвестно.
P.S. Исследование истории трех «Роллс-Ройсов» на этом не заканчивается. Постоянно обнаруживается что-то новое, что проливает свет на подробности их эксплуатации, передачи из одной организации в другую, находятся какие-то газетные и журнальные заметки, попадаются ранее неизвестные фотографии.

Но самым главным результатом своих изысканий в этой области я считаю определение авторства кузовов для полугусеничных «Роллс-Ройсов» – оба оказались советского производства. Установлением и документальным подтверждением этого факта вписана новая страница в историю отечественного автомобилестроения 20-х годов – периода, не очень-то и богатого на события и достижения.
Поделиться:
При использовании материалов ссылка на OLDTIMER.RU обязательна.
Точка зрения администрации сайта может не совпадать
с мнениями авторов опубликованных материалов.

Комментарии

alexx
30.12.2016 20:31:27
Спасибо.Интересная статья
ТИЗ
30.12.2016 23:20:39
Иван, приветствую! Спасибо за хорошую статью. Замечательно, что продолжаете раскапывать эту древнюю тему, по поводу которой 40 лет назад ходило много слухов и спекуляций. К сожалению, приходится признавать, что та наша история во многом была надуманной. Но при этом так же верно и то, что без той прошлой истории на было бы и этой нынешней...
С наступающим Новым Годом!
lischita
11.01.2017 13:50:57
Иван, спасибо, прекрасные исследования, интересные дополнительные документы!
До сего момента я считал наиболее авторитетными данными именно те, что были опубликованы в 2010 году в альманахе «Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга».
Хочу спросить вам известно, каков был цвет кузова, установленный на шасси 79YG, когда добавили движитель Кегресса? Такой же как сейчас ( даже не знаю как его описать словами, сложный оттенок возможно вам он известен) или другой, черный, например.
Заранее признателен.


Для добавления комментариев необходимо войти на сайт под своим логином.

Авторизация

об авторе
Иван Баранцев
Журналист

Автомобильный журналист. Родился в Москве, учился на факультетах журналистики главных университетов страны — СПбГУ и МГУ. Публиковаться начал в 17 лет. Писал про всякую ерунду, пока в 2003 году не увидел журнал «Игрушки для больших», куда сразу же отправил пару опусов. С тех пор стал одним из ведущих автомобильных историков в России, заполнив своими статьями чуть ли не всю специализированную прессу. По словам одного из коллег, «в наше автомобильное прошлое мы смотрим глазами Ивана Баранцева». По собственную признанию, больше любит писать про людей, а не про машины, что с успехом делает в журнале «Автопилот». Обожает автомобили марки Mercedes-Benz, откровенно отдавая им предпочтение в своих статьях и доводя редакции до введения запретов на эту тему. На будущее обещает написать пару интересных книг, которые уже давно ждут от него с нетерпением.

популярное